«Аплодисменты в самолете — от страха». Пилот развенчал популярные мифы о полетах

Отчего люди боятся летать и как отличить настоящую аэрофобию от взвинченного состояния перед полетом? Может ли самолет разбиться, попав в зону турбулентности? Зачем стюардессы просят поднимать шторки иллюминаторов и не разрешают слушать музыку во время взлета и посадки? На эти и другие вопросы ответил пилот и психолог Алексей Герваш.

Алексей Герваш – профессиональный пилот, авиационный психолог, специалист по фобиям и паническим атакам, занимается лечением аэрофобии.

«Вероятность получить сосулькой по голове и умереть значительно выше»

— Кажется, ни один вид транспорта не вызывает у людей столько страха и интереса, как самолет. Почему так?

— Это парадоксальная история, потому что самолет является самым безопасным транспортным средством. Чтобы мы понимали, о чем говорим: за 2017 год в мировой авиации на обычных коммерческих рейсах не было ни одного погибшего. При этом пассажирский поток составлял порядка 3,5 миллиарда человек. Из 3,5 миллиардов — половины населения Земли — за год никто не погиб. По любой другой причине умирали десятки тысяч людей, но не в самолетах. Это показывает, насколько парадоксальны эти страхи. Откуда они берутся? Изначально эти страхи никак не связаны с самолетами, рисками или их отсутствием.

Действительно, можно убиться в самолете с микроскопической вероятностью, но вероятность получить сосулькой по голове и умереть гораздо выше. Поэтому это история не про страхи и самолеты вообще, а про психотип. Если немного упростить, то для того, чтобы летать, человек должен уметь доверять. Доверять системе, пилотам и так далее. 70% людей умеют доверять, они летают без проблем, но есть 30%, которые никому не верят.

«Аэрофобы во всем видят знаки: что им плохо, они умирают»

– Как психолог вы оказываете помощь людям с аэрофобией. Как с этим состоянием бороться?

– Я не только психолог, а еще и профессиональный пилот. Только психология, к сожалению, проблему не решит. Равно как и только знания пилота. Нужен симбиоз. Можно сказать, чтобы вылечить аэрофобию, нужно сложить картину, которая состоит из многочисленных фрагментов.

Один фрагмент — авиационное образование. Второй — психологическое. Важно научить человека разбираться в собственных эмоциях, физиологии и психологии страха, установках и убеждениях относительно себя, которые неадекватны и не соответствуют действительности. Человек на выходе становится мини-экспертом в области авиации: он очень много знает и может не хуже пилота рассказать, как происходит взлет, что происходит на каждом этапе.

Reuters

Дальше — физиология. Как правило, аэрофобы — люди мнительные, склонные прислушиваться к своему организму: где у них что стрельнуло, кольнуло, щипнуло. Они во всем видят знаки, что им плохо, они умирают. Физиология страха — это тоже то, с чем мы учим их разбираться и раскладывать по полочкам.

«Отличить аэрофобию очень просто — дело в избегании»

– Как отличить настоящую аэрофобию от взвинченного состояния перед полетом, когда человеку просто свойственно нервничать?

– Отличить аэрофобию очень просто — дело в избегании. Фобия от любого другого не патологического состояния отличается наличием избегания. Если человек в той или иной степени избегает хоть чего-то, то это уже фобия. Это не значит, что он избегает полетов вообще, но делает что-то в том или ином виде, чтобы не быть здесь и сейчас. То есть либо человек не летает вообще, либо не летает, когда есть такая возможность, либо летает в случаях крайней необходимости. Либо летает, но только рейсами определенной компании, которую он считает более надежной.

РИА Новости/Аврора

Либо человек летает, но не более 4 часов, потому что боится, что не переживет, если наступит паника и больше 4 часов его оттуда не выпустят, он умрет от этого. Либо летает, но никогда не смотрит в иллюминатор, потому что там высоко, а он боится этого. Либо летает, но все время бегает в туалет, потому что в туалете ему удается обмануть себя, что он не в самолете, а в сортире.

Любое избегание — это фобическая история. Это говорит о том, что ситуация будет усугубляться и достаточно сильно, а со временем приведет к полному отказу от перелетов.

– А если у человека нет аэрофобии, какие ошибки он может совершить, из-за чего полет может быть безнадежно испорчен?

– Если человек совершает эти ошибки, значит, он аэрофоб. Все, что я перечислял выше — это те самые ошибки, но они приводят к фобиям или уже являются их частью. Люди, у которых этого нет, просто летят. Многие бухают перед полетом, чтобы успокоиться. Это неправильно. Алкоголь — это часть избегательного поведения, это уже фобия. Потому что самолет — это просто транспорт.

РИА Новости/Марина Лысцева

Если это уже фобия, то никаких волшебных советов, как избавиться от нее, к сожалению, дать нельзя. Многие задают похожие вопросы, просят порекомендовать что-то такое, чтобы читатели, когда сели в самолет, потерли правую коленку, и у них все прошло, они успокоились. Я всегда говорю, что отвечать на этот вопрос не буду, потому что любые попытки это сделать — шарлатанство.

«Турбулентность можно сравнить с дорогой, где асфальт немного неровный»

– Давайте затронем тему популярных мифов о полетах. Попавшая в двигатель птица может стать причиной катастрофы?

– Конечно, может. Если несколько птиц, в два двигателя, если это происходит еще и на взлете, то может. А если птицы еще и крупные…

– Что случится, если молния вдруг попадет в самолет?

– Ничего с самолетом не случится.

– А что происходит с самолетом во время турбулентности и действительно ли это явление так страшно, как многие думают?

– Конечно, страшно многим. Потому что если тебе с детства родители не донесли ощущение безопасности этого мира, то все, что отклоняется от твоего понимания этой жизни и ровного, стабильного, предсказуемого, у тебя будет вызывать страх. А турбулентность она как раз такая. Не знаешь, когда начнется, когда закончится, как сильно будет и так далее.

Что до самолета, с ним во время турбулентности не происходит ничего. Ничего. Он просто немножко подрагивает, просто за счет скорости 800 км/час мы легкое подергивание воспринимаем как ужас, кошмар, нас швыряет. Турбулентность можно сравнить с дорогой, где асфальт немного неровный. А на большой скорости ты это будешь чувствовать так, будто тебя колбасит на этом асфальте. Но это не яма никакая. И из-за турбулентности самолет не может разбиться.

– Часто во время посадки пассажиры хлопают в ладоши. Пилоты из своей кабины эти аплодисменты слышат? Как вообще летчики относятся к этой распространенной традиции и зачем люди это делают?

– Летчики аплодисменты пассажиров не слышат. Как летчик, я никак не отношусь к этой традиции, а как специалист по аэрофобии могу сказать следующее. На самом деле, хлопают в ладоши те, для кого исход полета в виде посадки был неоднозначно определен. То есть хлопки — это от страха, психологическое облегчение. Это «фух, пронесло», но ничего больше.

Кадр из х/ф «Дикие истории», 2014

И эта традиция — хлопать в ладоши — она не только для России характерна. Она свойственна 30% людей, которые страдают аэрофобией, и у которых было все под большим вопросом: долетим или нет. Когда приземляемся, то у них состояние, как будто с души камень свалился.

– Для чего стюардессы просят пассажиров не пользоваться наушниками во время взлета и посадки, хотя, например, гаджет переведен в авиарежим? На что влияют наушники?

– Все просто: наушники просят снять для того, чтобы пассажир не пропустил какое-нибудь важное экстренное сообщение членов экипажа, если оно вдруг будет.

— Хорошо, а зачем стюардессы просят открывать шторки иллюминаторов во время взлета и посадки?

– Шторки просят поднимать, чтобы зрение адаптировалось к внешнему освещению. Потому что если нужна будет экстренная эвакуация, а в самолете, например, светло, а на улице темно. Тогда первые 30 секунд ты ничего видеть не сможешь и будешь метаться, как слепой котенок. А когда у тебя одинаковое освещение в салоне и на улице, то глаза адаптированы под внешнюю среду.

РИА Новости/Макисм Богодвид

— Какая часть самолета наиболее безопасна. Допустим, что самолет терпит крушение, в каком секторе должен сидеть человек, чтобы шансов выжить было больше?

– Любое место в самолете одинаково безопасно.

– А вы, когда летаете, в каком секторе садитесь?

– Обычно сажусь поближе к началу. Но только для того, чтобы после приземления быстрее пройти до паспортного контроля, меньше очередь чтобы была, время так экономится. Это единственная причина.

Совет пассажирам от авиапсихолога и пилота

– Давайте резюмируем. О чем стоит помнить человеку и чего не стоит делать перед или во время полета, чтобы путешествие было максимально комфортным и спокойным?

– Если вы тревожно-мнительный человек, перфекционист, гиперконтрольщик, страдаете дефицитом доверия, то для вас перелет, скорее всего, это травмирующее и неприятное событие.

В таком случае совет: не убеждайте себя, что проблема в самолетах, а не в вас, что ваш страх логично оправдан, потому что 5 лет назад где-то там разбился самолет. Надо понимать, что в самолете можно разбиться, но вероятность этого гораздо ниже, чем подавиться котлетой за обедом или получить сосулькой насмерть по голове. Обратитесь за профессиональной помощью, которая доступна всему миру сегодня.

Стоит понимать, что если проблемы нет, вы не тревожный, не мнительный, не подозрительный и не страдаете дефицитом доверия и прочими прелестями, то для вас полет — это рутинное, нормальное и обычное использование транспортного средства, в котором вы не очень разбираетесь, но вам оно и не надо. В этом случае для вас что полет, что поездка на поезде или трамвае — это примерно одно и то же. Тогда вам не нужны никакие советы.

Беседовала Эллада Карибова

Источник


«Аплодисменты в самолете — от страха». Пилот развенчал популярные мифы о полетах